Отзыв о Парк Крюгера, Претория
Впечатления - Отзывы и истории туристов

  отзыв о парк крюгера, претория

Нашла я как-то зимой в инете анонс небольшой конференции INDABA-5 по молекулярной химии, проходящей в национальном парке имени Крюгера в Южноафриканской Республике. К химии я особого отношения не имею, но это не важно, важно, что там дают приличную финансовую поддержку, включающую в себя трансфер, оргвзнос, проживание, питание, экскурсии. А самое главное, а Африке я еще не была! Итак, решено, еду. Заявка моя на конференцию принята, виза получена, билет Москва-Йоханнесбург авиалиний Арабские Эмираты куплен. При покупке осторожно интересуюсь, на каких кукурузниках летают в этих самых Эмиратах, на что менеджер уверяет, что эта самая лучшая авиакомпания в мире и в прошлом году на международном смотре-конкурсе песен и танцев среди самолетов, пилотов и стюардесс она заняла первое место. Обнадеживает. Билет взяла с таким расчетом, что у меня еще будут свободные сутки до начала конференции на поездку в Йоханнесбург и 3 дня после конференции на осмотр ЮАР где-нибудь еще, желательно в Дурбане, чтоб помочить ноги в Индийском океане.

17.08.2006. Начало путешествия, сажусь в поезд на Москву. Настроение достаточно паршивое. И само по себе оно в последнее время не очень то радостное еще и в Африку ехать страшно. Предварительно, начиталась в Интернете отзывов и рекомендаций, вселяющих оптимизм в любого путешественника: на поездах не ездить, в одиночку гулять не сметь (женщинам так и вообще, на улицу не выходить), вечером отель не покидать, фото - видеоаппаратуру даже не доставать, на негров не пялиться, на достопримечательности не смотреть. Иначе ограбят, убьют, покалечат или укусит малярийный комар. Особенно все это касается Йоханнесбурга, который я и собиралась посетить перед конференцией. Что ж там тогда делать то, в этой Африке? Ладно, дальше видно будет.

18.08.2006. В Москву приезжаю в 5 утра. Практически сразу же лишаюсь своего кошелька, хорошо хоть успела купить обратный билет на поезд. Думаю что, увлекшись проверкой билета, кошелек оставила около касс. Хотя основные деньги у меня лежат в другом месте, в целости и сохранности, настроения мне это не прибавляет. Еду в посольство ЮАР, у дверей посольства стоит негр и матюгается, он рассыпал пачку дорогущих сигарет на канализационный люк. Очень надеюсь, что матюгающийся негр это к счастью. Забираю свой паспорт с визой и направляюсь в аэропорт.

На паспортном контроле тетенька, спросив о цели визита, чуть не упала со стула, услышав про посещение научной конференции по химии. Я долго убеждала ее и себя, что ЮАР очень даже культурная страна и там водятся не только негры и крокодилы, но и университеты, наука и Нельсон Мандела. Пробормотав про то, что не могли что ль сыскать места поприличнее и поближе, тетенька шлепнула печать в паспорт и отпустила. Наконец то посадка на рейс Москва-Дубай. Огромный боинг, в спинку каждого кресла встроен плоский монитор, прилагаются пульт, наушники, одеяло и подушка. В компьютер загружено порядка 40 каналов с фильмами на разных языках, около 50 музыкальных каналов разных жанров и огромное количество игрушек. На отдельном канале транслируется маршрут самолета и обозначено его местонахождение в данный момент, есть канал, где видеокамера показывает мир глазами пилота, интересно при взлете и посадке. Выдается книжка меню, можно заранее ознакомится с ассортиментом напитков и выбрать главное блюдо на обед. Так вот, попивая вино и Бейлиз, слушая музыку и поигрывая то в боулинг, то в нарды и прошли 5 часов очень приятного полета.

19.08.2006 Шикарный аэропорт города Дубай (Арабские Эмираты). Полы выстланы толстыми коврами, на коврах спят арабы и не только. Огромные пальмы под потолок. По всему аэропорту движущиеся дорожки и эскалаторы, перемещаться можно вообще не передвигая ногами. В центре зала что-то вроде дисплейного класса с бесплатным Интернетом, можно отправить сообщение и почитать новости. Вокруг разные люди, разных национальностей, разных вероисповеданий, с разными обычаями, характером и цветом кожи, в разных одеждах, говорящих на разных языках. За 4 часа хождения по аэропорту на душе как-то полегчало.

Рейс Дубай - Йоханнесбург. 8 часов такого же приятного полета, на таком же замечательном самолете, только вот поспать в кресле не удалось. С высоты, африканская земля представляет собой набор кругов разного размера, состоящих из разноцветных сегментов. В первый раз вижу круглые поля. В 11 часов утра по местному времени прибываем в аэропорт Йоханнесбурга. Температура воздуха +25.

Первый небольшой шок, оказывается, аэропорт не связан никаким общественным транспортом, добираться до города можно только на собственной машине или на такси. На такси я как-то еще не заработала, дорого, к тому же страшно, все водители черные, и где я потом буду ловить это такси на обратном пути, а куда еще меня потом завезут, а вдруг ограбят, убьют, покалечат или укусит малярийный комар. Сутки сижу в аэропорту. У меня с собой есть чудесная книжка Келси по бриджу, чудесна она тем, что прочитав ее и закрыв последнюю страницу, я могу сразу же начинать читать ее сначала с таким же интересом, потому что все равно почему-то ничего не помню. Ровно в 6 часов вечера над всей Африкой выключается свет (Солнце) и наступает жуткий холод. Вот она, африканская зима.

20.08.2006 Наконец, в 10.30 утра появляется тетенька с табличкой INDABA 5, около нее начинает собираться народ. Нас погружают в 2 автобуса, и начинается семичасовое путешествие по Южной Африке от аэропорта до крупнейшего в ЮАР национального парка имени Крюгера. Соседкой моей по автобусу оказалась Зорка из Сербии. Мы немного побеседовали об именах в Сербии и России. Оказалось, что у Зорки тетю зовут Люба, только это имя у них является полным, а ласково будет Любица. Первую половину поездки пейзаж представлял собой обычные равнинные сельскохозяйственные угодья, на что Зорка заявила: «Это выглядит также как Россия, Украина, например». Я против такого примера возражать не стала, мало ли как еще обернется политическая ситуация в мире. Только пахали на этих полях не украинцы, а негры, а жили они в каких-то гетто, состоящих из кучи сараек, построенных из непонятного мусора. На убранных полях паслись коровки, вернее быки, так как коровкиных причиндалов я что-то ни у одной не приметила. И на что им такая куча малофункциональных животных? В автобусе то и дело раздается русская фраза: «Ну что, еще по стаканчику?». Кто там едет мне не видно, но видно наши.

Во второй половине пути пошли горы: красные, желтые, зеленые, коричневые, в зависимости от цвета растительности и породы. У подножья гор разбиты апельсиновые сады и финиковые сады. Все поля и сады разбиты на 3 части: цветущие, плодоносящие и уже убранные. Встречаются искусственно насаженные по линеечке сосновые леса, плотность деревьев - 9 сосен на квадратный метр. Ходить по такому лесу можно только бочком, втянув живот и с фонариком. Вероятнее всего это промышленные посадки, которые выращиваются до определенного размера, а затем идут целыми бревнышками на декоративное строительство.

Водителей наших автобусов слегка заблудились и повезли нас не в тот парк. В итоге, мы опоздали на пару часов и когда подъехали к парку Крюгера ворота в парк уже были закрыты. Ворота закрываются ровно в 18 часов, наверное, чтоб в потемках леопарды не разбежались, а не то где их потом насобираешь опять на целый парк. После очень долгих выяснений и разбирательств, приезда начальства парка, нам наконец-то отпирают ворота, завязанные проволочкой. Еще минут сорок едем по парку до лагеря, программа конференции сбилась на 3 часа.

Сразу же с автобуса, велев оставить вещи на улице, нас гонят на фуршет. Вина много, закуски нет. Подхожу к русской группе их 4-х человек сетующих на то, сколько же можно пить не закусывая. Видимо это те самые любители стаканчиков из автобуса. Скромно замечаю, что у меня еще есть дюжина сушек с маком, купленных еще в Петрозаводске, напитки пошли веселее. Знакомимся: академик РАН, член-корреспондент, директор московского химического института им. Курнакова и сын директора. Такие солидные люди, а слопали все мои сушки! Наконец то принесли еду.

Мне выдают ключ и указывают на какую-то неясную тень, это мой домик. Вокруг темень, нет ни одного фонаря. По дороге своротила какой-то стол со стульями, где у этого домика дверь я не знаю, соседки по комнате еще, наверное, фуршетятся. На ощупь нахожу что-то похожее на дверной проем, странная какая-то дверь, катается туда-сюда, а за ней стекло, но замочную скважину мне не найти. Топаю на разведку к соседнему освещенному домику, оказывается, я ломилась в большое окно сложной конструкции. Дверь открыта, долго ползаю по стенам, пытаясь найти выключатели. Мдя…топаю в соседний домик знакомиться с его обитателями и выяснять расположение выключателей (ну не догадалась я сразу достать мобильник и включить подсветку, ну такая вот я J). Включаю весь свет, с грохотом закатываю чумоданку, опа…обе мои соседки уже спят (ну или спали, пока у домика не появилась я). А нечего фуршет прогуливать или могли бы лампочку над дверью оставить включенной.

В программе конференции каждый день значатся автобусные экскурсии по парку, в 6 утра и в 16.30, эх, значит, придется рано вставать. Ложась спать, настраиваю свой организм на завтрашний день: хорошо бы проснуться в 5.30 утра, а еще чтоб с учетом местного времени, а еще чтоб ничего не болело и все акклиматизировалось, а еще…

21.08.2006 Просыпаюсь в 5.30 утра, с учетом местного времени, ничего не болит. На улице тепло, парк лежит в низинке и здесь нет перепадов температур, характерных для Йоханнесбурга и Претории. Еще не рассвело, дороги я не вижу и куда нужно идти не знаю. Мимо проходят 2 индуса с нашей конференции, чего-то мне лопочут, но я и обычный то английский с трудом воспринимаю, а индусский английский совсем никак. Молча топаю за ними, у индусов есть фонарик. Сажусь в автобус к черному водителю, там есть свободные места у окошек. «Сафари» представляет из себя езду по парковым дорогам на удачу, все внимательно вглядываются в пространство за своим окном в надежде кого-нибудь увидеть, как только кто-нибудь что-нибудь заметил он сразу же начинает восхищенно орать: elephant!!! (rhino, giraffe, hyena, buffalo и так далее (Я выучила много новых слов J)). Водитель останавливается, все пассажиры кидаются на сторону первооткрывателя, гордо тычущего пальцем в зверюшку, мечутся вдоль окон, выглядывая ракурс получше, высовываются в окна и фотографируют. Все это продолжается минут 10, затем автобус трогается, народ расходится по своим местам, восторженно говоря, что такую здоровенную животину они видят в первый раз, показывают друг другу свои фотографии, и все потихоньку успокаивается до следующего раза. Сама я себя веду точно также, только названий животных я к тому времени еще не выучила (каюсь, не подготовилась к конференции), поэтому просто ору «Там вот что-то такое большое!!!» и прыгаю возле окна J. На первой экскурсии мы увидели не так много: антилоп, гиен и носорогов, но нам было интересно и просто посмотреть на бушвельд (кустарниковая равнина, хотя гор в округе было полно). В 8 часов мы возвращаемся, идем завтракать и на конференцию.

Смываюсь с заседания и иду гулять по лагерю. Лагерь и парк отделены друг от друга только проволочным забором. Верхняя половина забора состоит из проводов, по которым пропущен ток. Я, конечно же, как истинный физик, не приминула в первый же день приложиться к этим проводам, увлекшись фотографированием крокодила. Хорошо, что тот вопль, который у меня вырвался при ударе, был не матерным, вокруг было много народу. Мой указательный палец на руке на пару часов онемел напрочь. Отмечу, что везде провода под напряжением расположены выше человеческого роста и только в одном единственном месте почему то проходят на уровне головы (моей), вот возле этого места на бережку дамбы и разлегся крокодил.

Вдоль забора проложена, прогулочная тропа, так называемая «тропа носорога», посреди тропы установлена плита в память 20-летнего студента-рейджера, погибшего при исполнении служебных обязанностей, леопард свернул ему шею. Сразу же пропадает всякое желание выйти за забор. Выход из лагеря не охраняется, просто там вместо асфальта лежат здоровые металлические трубы, опять же, под напряжением, выехать и въехать можно только на машине. Прямо за забором пасутся многочисленные антилопы различных видов, они приходят к дамбе на водопой, бродят кабаны, летают туда-сюда противно орущие утки. Обход лагеря вдоль забора очень неспешным шагом с остановками занимает почти час.

После обеда разговорилась с черным водителем. Он интересуется, как у нас там обстоят дела с коммунизмом, правда ли что у нас там холодно и снег. Я рассказываю ему, что у нас лето такое же, какая у них сейчас зима, что фрукты у нас не растут, только маленькие и кислые ягоды, которые мы собираем на болотах, что зимой у нас все время темно, а летом все время день. Водитель меня жалеет, говорит, что если бы он знал, то привез бы из своей деревни фруктов. Спрашивает, нравится ли мне так жить, что я могу ему сказать.

В 16.30 у нас вечернее «сафари», теперь я все время сажусь в автобус к жалостливому черному водителю. На этот раз, в придачу к антилопам и пузатой гиене, мы еще увидели трех носорогов и шею жирафа за кустами. Возвращаемся к ужину уже в темноте.

Кормят нас обычной европейской едой, только больно уж извращенной какой-то. Стол шведский, но выбора особого нет, просто положить себе можешь сколько хочешь. На гарнир всегда рис и кукурузная полента – это у них основная еда. К гарниру всегда мясо, говядина и баранина, мясо выковыриваю из несъедобной кисло - сладкой подливки. Какой-нибудь салат, например, шампиньоны с ананасами, опять же, в кисло-сладком соусе, по мне так лучше шампиньоны отдельно, ананасы отдельно, а соус отдать врагу. Супа нет, хлеба тоже и полное отсутствие картошки. Всегда присутствует тазик с фруктовым салатом, только фрукты туда крошат вместе с кожурой, включая арбузы и дыни, хорошо хоть режут тонко. Зато мороженое вполне съедобное и в неограниченном количестве. А еще есть сырная тарелка, там лежат кусочки сыров разного цвета и со всякого вида плесенью, попробовать решилась только один раз, долго плевалась. Славно поесть можно только на завтрак, слопав пару-тройку тарелок омлета с беконом и столько же йогурта.

В 9 часов вечера заваливаюсь спать. Все равно телевизоров здесь нет, радио нет, интернета нет, освещения на улице тоже нет. Приехал наслаждаться природой, получи по полной программе. Перед сном достаю свой словарь и выписываю названия животных и транскрипции слов на английском языке, теперь я готова.

22.08.2006 – 23.08.2006 Дни проходят примерно по такой же схеме, подъем в 5.30, утреннее «сафари», завтрак, прогулка по носорожьей тропе вокруг лагеря, общение, обед, общение, изредка посещение заседаний конференции, вечернее «сафари», ужин, состоящий в основном из мороженого, и спать. Почти каждый раз на экскурсии встречаем слоновьи семейства, гиен, жирафов, несчетное количество различных антилоп, львы, буйволы, зебры. А вот удача, вечером у дороги прогуливался леопард! Говорят это большая редкость, встретить леопарда. Многие африканцы потом, когда я рассказывала им про уведенного леопарда, «рвали на себе волосы» причитая, что они всю жизнь прожили в Африке и ни разу его так и не видели или только после 10-го посещения заповедника. А тут, с первого раза, да еще и вдоль дороги продефилировал.

Около нашего лагеря, за забором постоянно валяется крокодил, на бережок выползают плотоядные черепахи в большом количестве, прогуливаются бородавочники и антилопы. По лагерю шастают небольшие обезьянки, летают разноцветные птички. Мы всегда долго и пристально наблюдали за крокодилом, надеясь, что у него наступит когда-нибудь время обеда, антилопы часто подходили к нему достаточно близко. Но крок попался какой-то ленивый и только один раз он попытался было подобраться к детенышу антилопы, но так на ходу и заснул. Зато нас посетил гиппопотам. Мы проигнорировали заседание, уселись на скамеечке и принялись ожидать от этой плавучей бочки каких-нибудь телодвижений. Так прошел час. Наше терпение начало истощаться и мы стали громко высказывать бегемоту все, что мы о нем думаем, вот тут не выдержал он. Около 15 минут эта туша скакала на воде, ревела, разевала пасть, хлопала ушами, потом развернулась задом и уплыла. Спасибо бегемотик, приходи к нам завтра опять. Нет, надо все таки посетить конференцию, тем более, что там сейчас кофе-брейк с вкусными печеньками.

Пытаюсь прощупать ситуацию с тем, как мне попасть после конференции в Дурбан, к океану, все как заведенные отвечают - только самолетом, садиться на поезд даже не думай, этот транспорт не для белых. На самолет у меня денег не хватит, надо что-то придумывать на последние 3 дня.

24.08.2006 На последнюю экскурсию решила поехать на 7-ми местном микроавтобусе. Была очень слабая надежда, что удастся уломать шофера позволить вылезти из машины и сфотографироваться на фоне Африки без забора. Затея не удалась, вылезти не позволили, застращав леопардом и львами. Зато оказалось, что водитель (Тери) по окончании конференции возвращается вместе с микроавтобусом к себе домой в Преторию, он спрашивает, не хочет ли поехать кто-нибудь еще. Конечно хочет! Я хочу!!! Тери интересуется, что я там буду делать и где собираюсь жить. Честно отвечаю, что делать там ничего не буду, а где собираюсь жить, не знаю. Он обещал подумать. Пока мы беседуем, дорогу нам переходит слоновий детский сад. Здоровый слон шествует впереди, за ним несколько слонят разного возраста, в середине опять взрослый, а за ним слонята и замыкает этот караван тоже большой слон, который останавливается возле дороги и смотрит на нас до тех пор, пока детсад не скрывается из виду за кустами. Здорово и немножко страшно, микроавтобус по сравнению со слоном не намного больше моськи. Повстречав еще зебр и носорогов, заезжаем на обратном пути к логову пузатой гиены, у нее родился щенок, он маленький, смешной и совершенно черный.

На вечер нам предстоит ночное сафари на открытых машинах, предварительно с нас берут расписки в том, что мы совершенно добровольно отправляемся на это дело и в случае чего просим никого ни в чем не винить. У водителей с собой какие-то древние карабины. Впереди и по бокам машин мощные прожекторы и мы на ходу пытаемся кого-нибудь высветить, нам было обещано, что ночные кошки будут толпами разгуливать вдоль дороги. Все что нам удалось на сафари, это погонять зайцев, которые вот действительно толпами упорно бежали в свете фар впереди машины. Давить их нельзя, поэтому водитель на время выключал фары и ждал, когда зайцы, в конце концов, отвалят. Потом нас завезли на открытую площадку посреди парка, где уже все было готово к прощальному фуршету, нас окружили часовые с карабинами, а то, как бы на запах жареного мяса не прибежали леопарды. Ура, молодая вареная картошка! Подхожу к раздатчику и прошу положить картошки, он десертными щипчиками кладет мне на тарелку одну маленькую картошинку. Еще раз прошу положить мне картошки, он все теми же щипчиками кладет мне вторую маленькую картошинку. Да блин, издевается что ли?! Положите мне картошки!!! Мужик находит здоровый половник и наваливает мне картохи. Так то лучше будет, хоть поесть как следует на последок. Картошку здесь всегда готовят и лопают прямо с кожурой, но и кожура и у них не чета нашим сортам. В лагерь нас возвращают в 11-том часу, уже давно пора спать.

25.08.2006 В 8 утра выезжаем в Преторию. Кроме меня в микроавтобусе еще 3 пассажира. Водитель Тери радостно мне сообщает, что нашел мне чудесную гостиницу в Претории всего за 800 рандов за ночь. У меня в кармане только 500, тогда он говорит, что поселит меня к своим чудесным друзьям, которые сдают комнаты и держат что-то вроде пансионата Вed-Breakfast. Он звонит этим друзьям, и они согласны меня поселить за 240 рандов. Это меня устраивает.

На протяжении все многочасовой дороги Тери рассказывает нам про Африку, про те места, которые мы проезжаем, дает названия рек, деревьев, выращиваемых сельскохозяйственных культур. Показал нам плантацию мексиканских кактусов, оказывается, мексиканскую текилу делают и в Южной Африке. С африканцами он говорит на африкаанас, с зулусами на зулусском, с немцем на немецком, с каким то негром из Зимбабве на испанском (или португальском), со всеми вместе на английском, со мной иногда пытается говорить по-русски, утверждает, что дома у него есть русский ТВ канал и радио «Маяк». Едем мы быстрее, чем на больших автобусах и через 6 часов мы в Претории.

Тери высаживает меня около частного дома, выходит пожилая чета, лет за 60, Olive и Norman Orsmond, и дворняга шотландского происхождения МакТавиш, у них то мне и предстояло немного пожить.

Олив показывает мне мою комнату, затем на карте города места, где я могу совершить восхитительный шоппинг. Говорю, что шоппинг мне совершенно не интересен, что мне бы посетить музей истории Африки, минералогический музей и просто походить по Претории, а еще, посмотреть сад вокруг дома. Мы подробно обсудили особенности климата, сельского хозяйства и цветоводства в Петрозаводске и в Африке. Олив тоже от души пожалела нас, узнав, что в Карелии окромя картошки, морковки и капусты ничего больше не растет, а из фруктов водятся только яблоки, и принесла мне целую корзинку с бананами, мандаринами и папайей. Оказывается Олив, так же как и я, увлекается минералами, рассматриваем ее коллекцию. В итоге, я была обеспечена не только завтраками, но и бесплатными обедами, ужинами, интернетом и интенсивным общением в пределах моего знания английского языка. В ЮАР 11 официальных государственных языков, основной – английский, второй язык выбирается по желанию. Все белые в качестве второго языка учат африкаанос, черные в зависимости от того к какому племени принадлежат, третий по популярности язык зулусский. Олив родом из Шотландии, говорит только на английском и французском, Норман еще знает и африкаанос.

Иду гулять. По улицам ходят только черные, белые ездят на машинах; уборщиками, грузчиками, охранниками, прислугой работают только черные, белые сидят в офисах; на поездах и автобусах ездят только черные, белые передвигаются по стране на самолетах и своих машинах. Черные могут подняться до уровня белых, но белые не опустятся до уровня черных. Среди черных потоков чувствую себя белой вороной, ни единого туриста, просто прогуливающегося по городу. Со мной постоянно здороваются, и это в городе с полумиллионном населением! Однако я весьма невежливо шарахаюсь от каждого поздоровавшегося черного, подозревая в каждом потенциального убийцу. Тяжело так жить.

Время приближается к 18, сейчас над Африкой выключат свет. Вдруг меня кто-то догоняет, начитает что-то говорить в ухо и дергать за рюкзак, который, для большей сохранности, висит у меня не на спине, а на пузе. Вот он, мой грабитель и убийца! Сердце екает. Останавливаюсь и несколько минут молча разглядываю своего маньяка. Я удивлена и разочарована, прилично одетый молодой черный парень, лет 17-ти, совершенно не страшный на вид, роста не выше моего. Тот, все это время не перестает говорить и дергать мой рюкзак. Я почему то не могу понять ни одного слова из его речи, хотя говорит вроде по английски, может оно и к лучшему, но точно знаю, что он не помощи просит. Поворачиваюсь и иду в обратную сторону. Метров через 100 парень меня догоняет и начинается все сначала. Надоел, этак он мне порвет мой любимый оранжевый рюкзак. Уворачиваюсь и вылезаю на дорогу. Некоторое время гордо шествую по середине широкого шоссе, никто не давит и даже не бибикает. Парень отстал. Возвращаюсь домой, стараясь идти только вдоль оживленных шоссе, это длиннее, но безопаснее. Пешеходов на улицах уже практически нет. Олив дома хватается за сердце, она забыла мне сказать, что по вечерам на улицу ни ногой. После ужина Олив мне радостно сообщает, что у нее есть карта России, и я должна показать ей, где я живу. Приносит какой то рекламный туристический буклет, где помещена карта Северо-Запада России и обозначены всего 4 населенных пункта: Москва, Санкт-Петербург, Петрозаводск и остров Кижи. Рассказываю ей про Петрозаводск и Кижи, но забываю сказать, что на эту карту вся Россия не влезла. Расходимся на ночь довольные друг другом. Олив нагрузила меня книгами по минералогии, цветоводству и достопримечательностям Африки, почитать перед сном. Честно просматриваю все картинки. В комнате холодина, отопление в Африке не предусмотрено, окна чисто символические. Хорошо, что есть обогреватель и три одеяла. А африканская луна лежит на спинке кверху рожками.

26.08.2006 После раннего завтрака, Норман говорит, что может покатать меня по Претории на машине, а потом отвезти в музей Африки (Трансвааля). Конечно же я согласна! Претория - столица Южно-Африканской Республики и административный центр провинции Трансвааль. Расположена в северо-восточной части страны, на высоте 1738 м, по обоим берегам реки Апис. Основана Претория в 1855 году бурами и названа в честь основателя Андриуса Преториуса. В 1860 стала столицей Южно-Африканской Республики (официальное название бурской республики Трансвааль). С 1910 — столица Южно-Африканского Союза, с 1961 — ЮАР. Энциклопедия гласит, что вместе с пригородами Претория занимает площадь более 560 км2. Население 544 тыс. чел. (по др. данным, 571.5), в том числе 304.6 тыс. лиц европейского происхождения и 234.7 тыс. африканцев; африканское население Претории подвергается жестокой расовой дискриминации. Насчет жестокой расовой дискриминации не знаю, не успела разобраться за 2 дня, кто кого дискриминирует. Сам город разбросан по многочисленным холмам, Норман завозит меня на вершину то одного, то другого, полюбоваться видами. Упорно не могу увидеть реку Апис, на берегах которой развернулась Претория, спрашиваю у Нормана, он привозит меня к канаве шириной 1 метр. Люди живут в частных секторах, вокруг каждого дома свой сад. Еще бы, есть где развернуться, к примеру, площадь Москвы составляет 1091 км2 на 10 млн. населения, Петрозаводска – 120 км2 на 270 тыс. населения. Говорю Норману, что в России люди в основном живут в многоэтажных домах в квартирах, частные дома иметь дорого, это далеко от города, да и места нет, чтоб всех отдельно поселить. Норман хлопает глазами, как это, в такой большой стране нет места. Правильно, всех в болото. Все частные дома и объекты окружены высоченными сплошными заборами и сверху еще опутаны либо колючей проволокой, либо проводами под напряжением. В ЮАР высокая преступность, но обусловлена она тем, что эта страна является одной из самых благополучных на континенте, и толпы нелегалов стекаются в ЮАР со всей Африки.

Покатав еще по центру городу, Норманн высаживает меня у музея и на этом, мы с ним расстаемся. После музея иду гулять по городу. Навстречу мне попадается какая то демонстрация черных детей. У них транспаранты с надписями типа «Любите детей», «Иисус любит бедных» и что-то про преступность, в чем суть демонстрации я не очень поняла, но дети плясали, громко дули в трубы и били в барабаны. Демонстрацию сопровождали полицейские, которые перекрывали движение на дорогах, по которым она проходила. Кстати автомобилисты ведут себя очень вежливо, всегда уступят дорогу, соблюдают правила движения, а пристегнуть ремень безопасности – это для них святое. Сколько раз я ездила на сиденье рядом с шофером, столько раз мне было вежливо, но непреклонно велено пристегнуться. И дороги у них везде отличные, начиная с центральных дорог и заканчивая дорогами в жилых кварталах, ни колдобинки, ни трещинки. Везде очень чисто. На улице не встретишь курящих или пьющих пиво людей, только в кафешках

Начинаю привыкать к постоянным «Hello» и даже пытаюсь отвечать. С вопросами стараюсь обращаться только к охранникам солидных заведений, стоящих на тротуарах у дверей, они с энтузиазмом мне все объясняют, а если встречают меня на обратном пути, то обязательно интересуется, все ли я нашла (на днях была в Питере, обратилась к людям с просьбой, так чуть не сожрали, будто я у них денег просила).

Выхожу к Университету Претории. В Претории есть огромнейший университет Южной Африки, также немаленький университет Претории, Технический колледж, с десяток научно-исследовательских институтов, Геологическая служба Южной Африки, обсерватория «Радклифф», институт Африки, Южно-Африканская академия наук и искусств и много чего другого. Такая вот она, отсталая Африка.

Чтят в городе трех людей, основателя Андриуса Преториуса, 1-го президента Трансвааля Поля Крюгера и 1-го премьер-министра государства Луиса Бота. В честь них названы улицы, стоят многочисленные памятники. Встречается еще Нельсон Мандела и какой-то вождь племени Тсване. При возвращении домой, мне навстречу вдруг попадается бурный поток белых людей, они одеты в зеленые футболки, зеленые кепки, у них зеленые волосы и зеленые флаги. Такого количества белых в Африке я еще не встречала, их тысячи, они растекаются по улицам города, отыскивая свои припаркованные машины. В таком сопровождении спокойно дохожу до дома в уже начинающихся сумерках. Олив говорит, что это закончился матч по регби, играли команда ЮАР и Новой Зеландии, ЮАР проиграла. Норман ходит по дому и громко ругается, называя какой-то разгромный счет. Регби в ЮАР игра номер 1, футболом они мало интересуются. Но среди зрителей матча были почему-то только белые, черных в зеленом я не видела ни одного. Через 4 года в ЮАР состоится очередной чемпионат мира по футболу, зачем он им, не понятно, и как они будут решать проблемы с транспортом, тоже не понятно.

Воодушевленная спокойно прошедшим в городе днем, я думаю, что, пожалуй, завтра, не смотря ни на что, съезжу все-таки в Йоханнесбург. Быстренько, рано утром туда и днем обратно, на самолет. Прошу Олив, чтобы кто-нибудь отвез меня в аэропорт, если это возможно, я бы оплатила бензин и затраченное время. Она тут же куда –то звонит и договаривается, это будет намного дешевле такси.

Запомнив мои жалобы на полное отсутствие африканских блюд на конференции, Олив напоследок приготовила мне прощальный ужин из чего-то, как она утверждала, африканского. Помню только, что там было огромное количество жареного лука, который я не переношу ни на вкус, ни на запах. Пришлось удавиться, но с улыбкой съесть.

Приезжает человек, который отвезет меня в аэропорт. Меня сдают с рук на руки только белым людям. Олив нагружает меня подарками: какие-то африканские свечки, несколько красивых минералов из своей коллекции и веник из отростков цветов из своего сада, из которых я в чемодан положила только кактусы, они выживут. Расцеловавшись, Олив обещает приехать на следующий год в Россию, посетить Москву и Петербург, говорит, чтобы я готовилась встречать. Да уж, влипла я J.

Высадив меня в аэропорту и усаживаясь обратно за руль, водитель добавляет «Да, и не вздумайте ехать в Йоханнесбург, завтра воскресение, все офисы, банки и магазины будут закрыты, город будет пуст, все приличные люди уедут за город или будут сидеть со своими семьями дома. Вас там ограбят, убьют, покалечат или укусит малярийный комар».

Сутки сижу в аэропорту.

27.08.2006 - 28.08.2006 Рейс на Дубай, затем на Москву. Все тот же очень приятный полет и никаких турбулентностей. В первой рейсе моя соседка по креслу, уложив свою ручную кладь наверх и переодевшись в тапочки, подзывает стюардессу и просит, чтобы ей сделали инъекцию для профилактики тромбоза, при полете большая вероятность образования тромбов. Естественно, никто никаких инъекций ей делать не собирается, это запрещено, женщина устраивает скандал и покидает самолет. Рейс задержан на то время, пока моя соседка переодевает тапочки обратно и идет в трюм самолета опознавать и забирать вещи, сданные в багаж. Экипаж поразительно корректен и вежлив, вокруг женщины носились и стюардессы и пилоты и все были обеспокоены только тем, что она действительно может заработать себе тромбоз.

Приземляемся в Домодедово, самолет выруливает к терминалу, пацаненок жалостливо восклицает, обращаясь к маме: «Видишь, самолет устал, вон как еле ползет!» Да, пожалуй, устал не только самолет.

Получаю багаж, чемодан у меня был обмотан обычным скотчем, чтоб не развалился, если что-нибудь где-нибудь разломается в нем при погрузке-разгрузке багажа, сейчас скотча нет, значит, чемодан был обыскан. Открываю, все вроде на месте, даже кактусы, подаренные Олив, в углу чемодана лежит слепленный в большой комок скотч - африканцам чужого не надо.

29.08.2006 Дома! Впрочем, не надолго:)

 

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Истории бывалых:

News image

Началось всё с сообщения по электронной почте

Началось всё с сообщения по электронной почте. Фирма Gibela Safaris (ЮАР) решила продвинуть свои программы на российском рынке.

News image

Декабрь в ЮАР

Чемпионат мира по футболу, который проходит в ЮАР уже можно считать результативным, так как он даст новую сборную - чемпиона мира.

News image

ЮАР дорога к РАЮ

У россиян, имеющих дело с недвижимостью лишь от случая к случаю, до сих пор существует два четких стереотипа.

Незабываемые впечатления:

News image

Путешествие в Западный Кейп, май

Как и почему? Спросили бы меня, прожившего большую часть сознательной жизни в Советском Союзе и имевшего в школе твердую, многолетнюю пятерку по ис...

News image

17 мгновений африканской осени

Началось всё с сообщения по электронной почте.

News image

Русские в ЮАР

Русских в ЮАР очень мало. Все, кто слышит наш акцент, спрашивают откуда мы и потом с удовольствием расспрашивают нас, нравится ли нам здесь.